Коллеги по семье

Чем грозит работа с родственниками
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 26 июня 2017
Семья — главная опора и поддержка во многих жизненных вопросах. Но стоит ли опираться на родственников в бизнесе, разбиралась Аполлинария Ртищева.
Практика строгого режима

Я звукорежиссер, часто работаю с друзьями, но никогда не имею дел с родственниками и не завожу служебные романы. Хочу рассказать историю, которую наблюдал со стороны и от которой страдал вместе с другими.

Я пришел стажером в маленькую студию звукозаписи. В основном озвучивали видео, ролики, третьесортные программы и сериалы. Но тогда я был в восторге от студий, аппаратуры, творческих людей: открытый босс с прогрессивными взглядами, красивая и улыбчивая девушка-менеджер, потрясающие звукорежиссеры — фанаты дела. Но на четвертый день я начал радостно что-то рассказывать, а мой куратор, приложив палец ко рту, загадочно изрек: «Сегодня нужно быть тише». «Тонкие звуковые настройки профессионала, — подумал я. — Наверное, мешаю сосредоточиться». Звукреж зачем-то надел наушники, хотя ничего не слушал. И вдруг раздался звук разбитого стекла.
Я думал, такое бывает только в плохих мыльных операх, но улыбчивая девушка-менеджер швыряла вещи в позитивного босса на почве супружеского конфликта.
Взгляды босса были прогрессивными только в профессиональной сфере, а в семейной оставались весьма патриархальными. Периодически он указывал жене, что она должна окружать его заботой на рабочем месте и, например, кормить. А жена ревновала начальника к заказчицам и стажеркам. Ей было проще оставить двухмесячного сына с няней на весь день, чем мужа без присмотра в офисе. Когда она уезжала на переговоры, подруга писала ей отчеты, с кем ее муж общался, нет ли подозрительных женщин вокруг. Если появлялась новая сотрудница с размером груди, больше, чем у нее, жена босса делала все, чтобы довести новенькую до увольнения.
В среднем раз в две недели у начальника с женой происходили скандалы, достойные по накалу страстей театральной сцены. Она рвала важные бумаги, орала, что уволится. Начальник обвинял ее в своем прошлом разводе и в том, что она и так все дела ведет спустя рукава.

В такие дни все сотрудники старались сделаться незаметными — ведь их привлекали в качестве поддержки, и как бы нейтрально они ни старались высказаться, одна из сторон оставалась недовольна. Недовольство жены грозило тем, что она переставала подкидывать звукорежиссерам новые проекты, и они оставались без гонораров. А если обиду затаил муж, то он заставлял переделывать ролик без конкретных правок, «так, чтобы ему понравилось». Опальный режиссер опять оставался без гонорара.
В день скандалов было невозможно сдать озвученный ролик. Босс всегда находил, к чему прикопаться, и отправлял на переозвучку. Жена весь день искала уши, чтобы излить обиды на мужа.
Каждый по-своему срывал рабочий день сотрудникам. Они сидели как в клетке, понимая, что работать не смогут, а уйти тоже нельзя. Я был поражен тем, что никто не высказывал недовольства, не пытался уволиться. Напротив, в курилке мне подавали историю в позитивном ключе — «ой, это же так редко бывает», «да милые бранятся — только тешатся». Я понял, что они то ли не осознают ненормальности ситуации, то ли очень зависят от этой работы. А я еле дотерпел до конца практики.

Я тебя породил, ты меня не уволишь!

С папой у меня всегда были не самые простые отношения. Самым сложным был момент, когда я отказался поступать на биологический факультет и продолжать традиции семьи. Выбрал пиар и рекламу, о чем не пожалел ни разу. Но отец сказал, что пиарщик — это не профессия, что реклама — это обман, и вообще он меня больше уважать не может. Достойный человек в папином понимании работает от звонка до звонка через силу и за копейки. Не страдаешь — похвалы не заслужил. Я же хотел креативить, вкалывать сутками и нормально зарабатывать.

С первого курса я начал подрабатывать, и в 25 лет руководил отделом большой компании. И у папы случился кризис — его уволили. Отец долго искал работу, но биологи среднего уровня со знаниями времен СССР сейчас не нужны, и отец впал в депрессию. Мама просила помочь ему, я и сам отцу сочувствовал. В общем, решил позвать к себе, у меня были полномочия набирать людей. Поскольку папа человек гордый, нужно было еще и представить все так, словно он мне делает большое одолжение. Работать курьером папа отказался, это ниже его достоинства, это для необразованных. Еле удалось найти компромисс — он стал администратором в офисе.
Папа, который привык быть руководителем в семье, не мог принять то, что теперь он мой подчиненный.
Чтобы папа что-то сделал, нужно было не дать инструкцию, как другим, а попросить, объяснить, зачем это нужно, привести аргументы и еще раз попросить. А еще выслушать, что мое задание идиотское, работа ужасная, я ничего ни в чем не смыслю. И если бы мама не просила мне помочь, его бы ноги тут не было. Иногда я еле сдерживался. У меня на нервной почве дергался глаз, я пил мартини перед сном.

Папа знакомился с сотрудниками, высказывал им свое мнение про их работу. Я избегал недоуменных взглядов подчиненных, старался никак не реагировать. Но, в конце концов, отец сцепился с моим замом, и избегать объяснений уже стало невозможно. Мой заместитель пришел разбираться, по какому праву администратор приходит к нему в кабинет и говорит, что женщины в купальниках на плакате — это беспредел, и он такие плакаты вешать не будет. Я пообещал, что этого больше не повторится, и пошел разговаривать с отцом. А тот потребовал, чтобы мой зам перед ним извинился! Я попробовал объяснить, что так вести себя нельзя, иначе мне придется его уволить. Отец начал на меня орать, как в детстве, а выходя из кабинета, на весь офис прокричал, что я родному отцу угрожаю увольнением. И если у мамы будет инфаркт, то это на моей совести. Все сотрудники переглянулись — сделали вывод про блат. Было очень неприятно. Кто-то нажаловался моему руководству в центральный офис. Я психанул и уволился. Отец тоже уволился, с тех пор мы с ним напрямую не общаемся, только через маму.

Сейчас у меня свой бизнес. Если с родственниками отношения хорошие, от совместной работы общее дело выигрывает. А вот если с человеком и в семье конфликты, то в офисе вы от него с ума сойдете.
Каждый день — новая серия!

Мой бывший одноклассник удачно женился, разбогател и начал строительный бизнес. Но чуть не прогорел, решил сменить управляющего и позвал меня.

Основная проблема любой стройки — воровство. Я решил искоренить эту проблему, поставив на ключевые должности проверенных людей. А кому можно доверять? Только родственникам. Мама в строительных проектах уже 30 лет, собственно, она меня многому и научила. Тесть долго работал прорабом. Я уволил алкоголиков, тунеядцев и расхитителей стройматериалов, окружил себя близкими людьми и через две недели… начал пить валерьянку.
Во-первых, моя мама была подчиненной моего друга. Ей не нравилось, что между нами есть посредник, и она постоянно искала возможности решить вопрос напрямую со мной. Иногда во время семейного ужина. Я так уставал, что мог автоматически что-то ответить, а на следующий день друг приходил в кабинет и возмущался, что я нарушаю субординацию. А мама делала невинное лицо и говорила, что она же не виновата: работа ее так волнует, что она и дома ни о чем другом говорить не может.

Потом на друга надавила жена: почему твой начальник всю семью трудоустроил, а ее мать живет на одну пенсию?
Друг упросил взять тещу, и она оказалась подчиненной моей мамы. Я начальник друга, друг начальник моей мамы, мама начальница тещи друга — российская «Санта-Барбара».
Вскоре я уже не понимал, то ли мы коллеги по семье, то ли родственники по работе. Казалось, что я занимаюсь стройкой 24 часа в сутки.

Теща друга была грузной женщиной за 60. А в ее обязанности по должностной инструкции входила инспекция работы подъемных кранов. Специалист в этой должности должен залезать на подъемный кран на высоту дома. Было очевидно, что она на это физически не способна, и ее инспекция — профанация. Моя мама была очень зла. Но если она начинала докапываться до тещи друга, друг начинал докапываться до моей мамы, иногда вполне справедливо. Мама ждала моей поддержки, друг тоже, а я постоянно разрешал их конфликты. Я старался действовать в интересах бизнеса, и чаще соглашался с другом, чем с мамой.

Мама на меня обижалась и жаловалась коллегам. Скоро на стройке она стала мамой почти для всех, кроме меня. Со мной общалась подчеркнуто холодно.

Мама работала ровно до 18:00 и бежала готовить семейный ужин, а я засиживался до ночи. Я бился за результат, остальные жили по принципу «больше-то все равно не заплатят».
Летом мы с женой поехали на юбилей тестя к нему на дачу. И что я увидел? Дорожки из плитки с нашего объекта. Я просто в ступор вошел. Я же тестя нанимал для контроля стройматериалов, чтобы воровства не было.
После праздника вызвал его к себе, попросил объясниться. Тесть на меня как на идиота посмотрел.

— Ты что, — говорит, — не понимаешь, у тебя такие возможности открылись! Это ж не твой бизнес, какой смысл ради чужого человека таким принципиальным быть? Не хочешь нормально жить, хоть о детях подумай! Я же дачу в могилу не заберу, все внукам останется! В лучшем виде!

Тестя я уволил — он со мной до сих пор разговаривать отказывается. С женой из-за этого тоже ругались. Она считает, что на первом месте должны быть интересы семьи, а я за честность.
Увольнение за непослушание

Сейчас я самообразованный психолог-любитель. Но в юности ничего не знала про правильно расставленные границы с родителями.

Моя мама всегда любила помогать родственникам. А меня воспринимала как свое продолжение, то есть порой помогала моими руками, не считаясь с моими желаниями.

На втором курсе я начала искать подработку по специальности — помощником юриста. Советовалась с мамой, но она критиковала все варианты. В итоге она торжественно объявила, что нашла для меня идеальный вариант — ее двоюродной сестре нужна помощница в библиотеку. Работа не пыльная, после учебы. К тому же тетя, как близкий человек, даст возможность бесплатно копировать материалы для учебы на рабочем ксероксе. Я не хотела работать библиотекарем, и на самом деле там была нужна бесплатная рабочая сила — и тетя 2 месяца не могла никого найти. Мама думала не обо мне, а о сестре.

Я приступила к работе. Любое общение в тетей при встрече начиналось с допросов из серии «небось одни мальчики на уме?» или нравоучений в духе «смотри, будешь лекции прогуливать, кто мать на старости прокормит?».
Иногда уровень бреда зашкаливал — «Мне твоя мать сказала, что она вчера торт купила, а ты нос воротишь. Диеты у них! С ума посходили! Немедленно звони матери, извиняйся при мне».
Конечно, мизерная зарплата выдавалась мне так, словно я ее не заработала, а получила в подарок. В сессию я надеялась на свободный график. Но тетя сказала, что ей надо уехать навестить дедушку, а раз у меня есть дни на подготовку перед экзаменами, я могу выходить в библиотеку на полный день и готовиться к экзаменам на рабочем месте. Я пожаловалась маме, но та обвинила меня в неблагодарности.

Это была очень тяжелая сессия. И вот накануне зарплаты начались каникулы, и я собралась в ночной клуб с подругами — отмечать. «Ты никуда не пойдешь», — мама стала в дверной проход и перекрыла путь. Начался скандал, и в итоге она пригрозила, что попросит сестру не выплатить мне зарплату.

Я помню это чувство ярости и беспомощности. Но я извинилась, никуда не пошла. А на следующий день забрала зарплату и ушла жить к подруге. На работу в библиотеку я больше не вышла. Через две недели устроилась на нормальную работу и с одногруппницей сняла комнату.
Большой брат смотрит на тебя

Мне посчастливилось работать со старшим братом и мужем. Все это было в достаточно крупной конторе, которая производила контент для телевидения. Старший брат был самым главным начальником, я была начальничком поменьше, а мой будущий муж работал под моим началом.

Брат взял меня на работу, когда я была студенткой «на мели». Работала в нескольких известных СМИ, но платили там совсем мало. У меня была другая фамилия, и никто не знал, что мы родственники. Мы решили, что нам не нужны лишние разговоры.
Начинала я с должности «девочки на побегушках» — и декорации шила, и платья стирала, и поделки из бумаги делала, и курьером работала.

Брат нещадно меня ругал за любой промах, никаких поблажек не было, иногда доставалось даже больше, чем остальным. Потом, когда все узнали о нашем родстве, коллеги даже удивились — ведь брат распекал меня жестче всех. И задания давал такие, от которых любой другой сотрудник бы отказался. Я же их воспринимала как квест — поехать в какую-то деревню чуть ли не на телеге за реквизитом, караулить четыре часа под дождем звезду, чтобы взять интервью. Все в компании думали, что начальник ко мне с предубеждением относится, даже заступаться пытались. Иногда было обидно из-за его отношения.
Постепенно мы с братом наладили общение. Если ругались в офисе, то на выходе переключались на другую тему. Домой «разборки» не приносили.
Сейчас я благодарна брату за такую требовательность — я научилась у него всему, что вообще знаю про телевидение.

С Сережей мы познакомились на работе, начали встречаться — и скрывали это даже от моего брата. Как-то брат заехал ко мне домой за документами и узнал в коридоре кроссовки нашего режиссера. Так служебный роман рассекретился. Но как только мы начали жить вместе, он ушел в другую компанию. Не могу сказать, что работать с мужем сложно. Но вот у мужчин точно иное мнение на этот счет. Когда я забеременела, Сережа вернулся на проект нашего знакомства, чтобы быть рядом: работал и следил, чтобы я вовремя поела, например. Я трудоголик, забывала обо всем на свете во время съемок. Муж вылавливал меня между дублями, за декорациями кормил овсяной кашей из термоса.

Брат оставался моим начальником — у него было легче отпроситься в женскую консультацию или на анализы. Но я не злоупотребляла его доверием.

Однажды на съемочной площадке по громкой связи объявляли: «Стоп, господин Босс, срочно выйдите из павильона, там ваша беременная сестра в обмороке после распыления перцового баллончика». Ко мне кинулись сразу двое — муж и брат. Было приятно чувствовать такую семейную поддержку.
Эффективная команда

Я познакомилась с мужем в небольшой продакшен-компании, которая выпускала контент для крупного канала. Работа занимала 20 часов в сутки — строить отношения за ее пределами не оставалось ни сил, ни времени, ни желания.

Сначала мы работали параллельно — я сценарист, он оператор. Потом главный режиссер начал искать новых режиссеров, а мой будущий муж предложил обучить меня и подругу, чтобы мы могли сами ездить на съемки в качестве и сценаристов, и одновременно режиссеров.
В работе с мужем одни плюсы — общие интересы, темы для разговоров, ощущение команды. Муж до сих пор спрашивает: «Мы ведь эффективная команда?».
Работодателю такой «тандем» тоже приносил пользу, так как работали мы лучше, больше — и домой не спешили. А после окончания смены работа «ехала» с нами домой. В пробках мы разбирали рабочие ситуации, спорили.

Отношения скрывали, потому что коллектив подобрался не совсем «адекватный» в этой теме. Выдают отношения не только знаки внимания, но и бурные ссоры. Мы старались внимание не привлекать. Помню, однажды поругались утром, потом продуктивно отработали съемки — общались, как ни в чем не бывало, а вечером сели в машину и не разговаривали еще несколько часов.
Если мнения расходились во время работы, могли поспорить, но «на людях» муж меня всегда поддерживал и защищал. Если я была не права, он мог отозвать меня в сторону и объяснить лично, как лучше сделать. Но если кто-то третий начинал активно «давить» на меня, муж вставал на мою сторону.

Работая с родным человеком, важно уметь делить рабочее и не рабочее. Обсуждать рабочие моменты за ужином нормально. Но начинать шантажировать одним или другим, чем-то угрожать и переходить с рабочего на личное и обратно — неправильно.
Марина Арапиди — психолог-консультант. Член Европейской ассоциации транзактного анализа и Санкт-Петербургской организации транзактного анализа.
Проблемы возникают у тех родственников-коллег, в семье которых процветают симбиотические отношения. Симбиоз подразумевает созависимые отношения. В детском возрасте симбиоз необходим для выживания — ребенок нуждается в заботе, опеке, за него нужно принимать важные решения.

Многие во взрослом возрасте продолжают уже нездоровый эмоциональный симбиоз, в котором один остается ребенком, а второй берет родительскую функцию. Главный признак симбиотических отношений — отсутствие равновесия и страх обидеть человека попыткой восстановить баланс.

Иногда сложно объяснить привыкшему все решать «родителю», что коллега или даже начальник не ребенок и способен принимать решения и нести за них ответственность.

Иногда роли меняются, и в роли ответственного «родителя» при инфантильных старших родственниках выступают сын или дочь. Непросто объяснить такому «ребенку», что на работе свои правила и субординация.

Если возникает ситуация, с которой вы чувствуете, что ваши границы нарушаются, важно донести, что в офисе вы работаете. Причинно-следственные связи объясняются не степенью родства, а качеством работы. Если родственник получает выговор за некачественную работу, а вы его выгораживаете, вы лишь укрепляете симбиоз и портите себе репутацию. Скорее всего, вам не раз придется разъяснять позицию и ставить границы. В идеале — с родственниками не работать.

Текст:
Полина Ртищева

Интересные вакансии
Инженер по охране труда
"Северодонецкий ОРГХИМ"
Инжиниринговая компания
договорная
Инженер по планированию
"Северодонецкий ОРГХИМ"
Инжиниринговая компания
договорная
Вы успешно подписаны на еженедельную рассылку.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.

  • Добавить резюме
  • Поиск вакансий
  • Каталог компаний
  • Статьи и советы
  • Вакансии
  • question_answerСлужба поддержки
12+ © Rabota.ru
Соглашение об использовании