«Несколько профессий сразу» — как устроена работа дипломата

Вице-консул Генерального консульства России в Эдинбурге Анастасия Ильинская о службе в МИДе.
Вы успешно подписаны на новые материалы.
Настроить параметры подписки.
Неправильный e-mail. Указать другой.
Такой E-mail уже зарегистрирован. Авторизуйтесь, если это ваш адрес или укажите другой.
Ой! Что-то пошло не так. Попробовать ещё раз.
  • Следите за нами
    в социальных сетях:
  • 13 февраля 2017
Вице-консул Генерального консульства России в Эдинбурге Анастасия Ильинская о том, как принимают на службу в МИД, как устроена карьера дипломата и почему это не совсем работа в привычном смысле слова.
Анастасия Ильинская
вице-консул Генерального консульства России в Эдинбурге
Я училась на отделении социологии факультета журналистики МГИМО. Предметов, связанных с международными отношениями, было много, но идти в МИД я не собиралась. На третьем курсе у нас началась история международных отношений, которую вел Ревякин (Александр Ревякин — профессор кафедры международных отношений и внешней политики России), харизматичный преподаватель, и вопросы, которые мы обсуждали, меня захватили. Тогда впервые международные отношения показались интересной сферой.

Когда мы выбирали место для практики, то ходили и в социологические исследовательские центры, и пиар-агентства. Где-то приглашали, где-то не замечали. Пиар меня не заинтересовал, в социологии на практике нас бы использовали для полевых исследований, погрузиться в предмет не удалось, и я подумала, почему бы не пойти на практику в МИД, когда еще возможность будет?

Меня отправили во Второй Европейский департамент, в региональный отдел. Коллеги отнеслись ко мне заботливо: не только поручали бумаги носить, но и объясняли специфику работы и конкретных задач. Отдел занимался многосторонней дипломатией — сотрудничеством стран в рамках международных организаций.

Мне кажется, для новичка многосторонняя дипломатия — удачное начало, широкий вход в специальность, узнаешь специфику отношений сразу с целым рядом стран.

Мне понравилось, и на пятом курсе я подала заявление на работу.

Как принимают на службу в МИД

Трудоустройство — длинный процесс, который занимает несколько месяцев. Студентов берут не только из МГИМО, но и из других вузов, где изучают международные отношения. Самое сложное — нужно знать два языка на хорошем уровне. Знание языка нужно будет подтверждать каждые 2−3 года.

Каждый экзамен по языку разбит на несколько частей и может проходить в несколько дней: письменный перевод в обе стороны общественно-политической статьи (хорошо при подготовке сайт МИДа почитать), устный перевод с листа в обе стороны без подготовки, аудирование и беседа с преподавателем. Достаточно большое число кандидатов отсеивается именно на этом этапе.

Кандидат также проходит медицинскую комиссию в поликлинике при МИДе. Не лишними будут и водительские права, потому что дипломат должен быть многофункциональным.

Для всех, кто прошел отбор, назначается день комиссии. Все собираются в большом зале. Там каждого называют пофамильно и говорят, на каком направлении он будет работать. Чтобы распределить новых сотрудников, специалисты отдела кадров проводят предварительную беседу: в зависимости от языков и специфики работы могут направить в центральный аппарат или в командировку. На практике недавние выпускники отправляются чаще всего сразу в командировку за границу. Например, со мной вместе поступала девушка, она говорила на пушту и дари (государственные языки Афганистана), она целенаправленно учила языки, чтобы работать именно в этом регионе. Специалисты с редкими языками очень высоко ценятся.

Молодой дипломат — начало карьеры

В МИДе можно реализовать самые разные профессиональные интересы. Те, кто интересуется одним конкретным регионом и любят его всей душой, прикипели, могут найти себя в двусторонней дипломатии. Те, кому интересна не столько страна, сколько определенная тема, например, права человека или международное природоохранное сотрудничество, могут найти профессиональную нишу. Ведь кроме территориальных в МИДе есть функциональные департаменты: например, Департамент экономического сотрудничества занимается всем, что касается экономических связей, Департамент информации и печати — информационным обеспечением и общением с журналистами.

Первым делом новый сотрудник подписывает контракт государственного служащего. Всегда важно помнить, что ты на службе. Особенно хорошо это чувствуется в командировке. Конечно, это не значит, что все работают 24 часа в сутки: бывают ситуации, когда люди действительно круглосуточно заняты, бывает, когда работают в обычном режиме. Но это действительно служба, а не работа.

Общий принцип такой: дипломат проводит в среднем 3−4 года в центральном аппарате и 3−4 года за рубежом. В зависимости от обстоятельств сроки могут меняться.

Карьерный рост в МИДе обусловлен одновременно выслугой лет и личными заслугами. Большинство начинает с позиции секретаря-референта — это еще не дипломат в полном смысле слова, и через год он получает первый дипломатический ранг атташе. Сразу атташе становятся только те, кто приходит с красным дипломом.

Новые сотрудники, которые поедут за границу, стажируются несколько месяцев в МИДе, чтобы подготовиться к командировке, узнать специфику страны, куда они едут. Те, кто поступает в центральный аппарат, как я, просто выходят в определенный день на работу.

Я отвечала за региональное сотрудничество в Северной Европе. Там есть целый ряд многосторонних региональных организаций. Их цель налаживать культурные, социальные, экономические связи и приграничное сотрудничество. У этих организаций ротационный принцип председательства. И вот, когда я только пришла в МИД, то участвовала в подготовке председательства России в Совете государств Балтийского моря. В этой организации 12 членов: 11 стран и еще Евросоюз. Председательство страны — это масштабный проект, подготовка занимает даже больше времени, чем само председательство, потому что в него входит и проработка повестки организации на год, разработка основных инициатив и направлений, которыми организация будет заниматься год, а еще организация всех мероприятий с участием различных ведомств.

Это могут быть и мероприятия по линии министерств культуры, природы, внутренних дел и т. д.: выставки, конференции, встречи министров. На дипломатах — координация и взаимодействие участников, подготовка встреч и множество деталей: от ведения соцсетей организации в период председательства до подготовки итоговой декларации.

Процесс согласования декларации устроен примерно так: создается «рыба» декларации, то есть прописываются все тезисы, которые должны в ней быть. Каждое государство высказывает позицию — вносит предложения: выступает против одних пунктов, предлагает другие. А дальше стороны договариваются, убеждают друг друга, ищут компромисс. Это достаточно длительный процесс. И в итоге получается документ — инструкция, которая должна затем приводиться в жизнь.
Написание и произнесение речей — важная часть дипломатической работы

Работа дипломата — это несколько разных профессий

Работа дипломата как в центральном аппарате, так и в странах очень разнообразна, как будто у тебя несколько профессий сразу. Это и делает ее интересной.

В консульстве ведут прием граждан Российской Федерации, которые проживают за рубежом. Консульские функции достаточно широкие: это и выдача виз и паспортов, и нотариальные действия, и многое другое.

При слове «нотариус» у людей в голове, видимо, возникает образ какого-то солидного, взрослого человека, может быть, с сединами. А я молодой дипломат, что иногда сбивает людей с толку. Я подхожу к окну и говорю: «Здравствуйте! Вы на прием по нотариату?». Мне говорят: «Да». И стоят молча. «Ну, расскажите, пожалуйста, в чем ваш вопрос, покажите ваш паспорт». Мне отвечают: «Ну, а где нотариус-то? Сейчас нотариус подойдет, и тогда…». И ждут, когда я позову кого-то посолиднее. Приходится разочаровывать их, что нотариус — а точнее консульское лицо, выполняющее нотариальные функции, уже здесь и стоит перед ними. Они очень удивляются.

До того как попасть в МИД, я никогда не была по ту сторону окна, только по эту, как гражданин, который приходит и оформляет документы. Большой опыт нахождения по ту сторону окна мне очень помог. Я всегда стараюсь представить себя на месте человека, который стоит с наружной стороны стекла, и помочь. Консульский прием — это же работа с людьми, а не с бумагами. Поэтому чего тут только не бывает. Люди приходят в разном настроении, кто-то веселый, кто-то грустный. Есть те, кто так редко бывает в русскоязычной среде, что когда надо расписаться или написать имя по-русски — не могут вспомнить свою подпись. Я обычно говорю: «Ничего страшного, потренируйтесь вот на бумаге. Я вам еще распечатаю, если не получится». Однажды пришла мама с детьми, и у дочки прямо на моих глазах выпал молочный зуб.

Для некоторых приход в загранучреждение — как поездка домой, им приятно поговорить по-русски и услышать русскую речь. Специально уточняют: «Мы же сейчас на территории Российской Федерации?». Бывает, конечно, что приходят люди и не в духе. Но на моей памяти таких случаев было немного.

Мы помогаем гражданам и в нестандартных ситуациях. С гражданами может произойти что угодно: судебные разбирательства, происшествия с судами, срочная медицинская помощь. Нужно быть готовым к чему угодно. И в каждом посольстве и консульстве есть свой телефон экстренной связи для граждан. Соответственно, у дежурного дипломата телефон включен 24 часа в сутки, и если потребуется помощь — неважно когда, нужно быстро найти решение.

Посольство — это прежде всего политическая работа, взаимодействие с властями государства, налаживание связей, составление аналитических материалов (по сути, это ключевая часть работы).

Например, это может быть анализ новой энергетической программы государства пребывания. Потребуется изучить саму программу, позиции министерства энергетики, оценки местных экспертов, бизнеса, критиков. Если прошли выборы, то пишем, что изменилось в парламенте, встречаемся с представителями партий, опрашиваем местных экспертов. В некоторых случаях правительство страны пребывания устраивает брифинги для дипломатического корпуса, чтобы донести свою позицию до других государств. Бывает, что из центра приходит запрос — есть интерес к практике государства — например, в области охраны окружающей среды или дистанционной медицины. Запросы могут быть какими угодно. Следовательно, нужно встретиться с людьми, которые занимаются этой темой в правительстве, в соответствующем министерстве, опять же на экспертном уровне. Это похоже на работу журналистов, только у нас аудитория уже.

Кроме этого, мы пишем речи. Написание речей — одно из важнейших и творческих занятий. Потому что здесь важно, с одной стороны, отразить всю тонкость взаимоотношений между странами, передать четко позицию России, но речь не должна быть скучной — это ведь разговор между живыми людьми, — а приглашать к диалогу.

Другая профессия внутри работы дипломата — организатор мероприятий. Например, приезжает делегация какой-нибудь страны для встречи с делегацией МИДа. Соответственно, организовывается все: от проживания этой делегации, ее маршрута и меню до составления текстов взаимных соглашений. Все тексты требуют серьезной предварительной работы: согласования буквально пословно, выверки переводов.

К протоколу относятся и меню, и сценарий мероприятия, расписанный поминутно: во сколько кто куда приезжает, кто и откуда выходит, куда приходит, рассадка за столом, дресс-код. Нюансов и деталей очень много. Если один министр опоздает на встречу с другим, то всегда может сыграть человеческий фактор: один не в духе, другой в пробке постоял, и уже не так легко идут переговоры, как могли бы. Задача ответственного за протокол обеспечить комфортные условия для всех. В случае опоздания одной стороны сделать так, чтобы другая не заметила своего ожидания.

Еще одна ответственная профессия, где может реализоваться дипломат, — это перевод. В МИДе есть специальный департамент, который занимается лингвистическим обеспечением всего министерства, в том числе люди, обеспечивающие переводы на высшем уровне. Но в некоторых случаях, особенно если это касается редких языков, бывает, что ответственность за перевод на переговорах ложится именно на дипломата из территориального департамента.

Северные конвои

Мой основной проект в командировке, в Эдинбурге — это наследие Северных конвоев. Во время Второй мировой войны в рамках ленд-лиза в Архангельск и Мурманск шли конвои с военным и гуманитарным грузом из Великобритании, в первую очередь из Шотландии. Конвои шли в очень суровых погодных условиях, и если первые прошли без потерь, потому что немцы о них еще не знали, то потом уже корабли неоднократно подвергались бомбардировке. Но так получилось, что эти страницы совместной истории были забыты во время холодной войны, а подвиг этих людей не получил признания.

Надо уточнить, что в Великобритании на Вторую мировую войну смотрят немного иначе, чем в России. Все-таки, по моим ощущениям, основное событие XX века здесь — это Первая мировая война. Как мы на 9 мая носим георгиевские ленточки, так на День памяти в ноябре они носят маки и возлагают венки с маками ко всем мемориалам.

Мы стараемся воздать ветеранам должное и сделать так, чтобы даже после смерти последнего ветерана — самому молодому из них недавно исполнилось 90 лет — их подвиг не был бы забыт. Президент России наградил ветеранов Северных конвоев медалью Ушакова, она ценна тем, что это не памятная награда, а боевая. И, как известно, Ушаков был славен тем, что он не проиграл ни одного сражения, поэтому это очень ценная военно-морская награда. Генеральный консул объездил всю Шотландию, лично вручая медали ветеранам. Со своей стороны британское правительство наградило их Арктической звездой.

Прошлый год был годом 75-летия первого Северного конвоя. В Архангельске и в Мурманске прошли праздничные мероприятия с участием британской принцессы Анны. В Шотландии фактически никто, кроме нас, о дате не вспомнил. Мы же провели прием на королевской яхте «Британия», которая пришвартована в порту Эдинбурга. Привезли ветеранов со всей Шотландии — тех, конечно, кто смог. Их было 41 человек, что, учитывая возраст, достаточно много. Было много трогательных моментов: как оказалось, некоторые из них служили вместе, но не видели друг друга уже много лет: жили в разных частях Шотландии, награждали их в разное время, а тут встретились спустя столько лет. И один говорит другому с ухмылкой: «Когда я тебя в последний раз видел, ты еще своими ногами ходил». А другой — в ответ: «Да и ты, друг мой, получше выглядел — не был лысым и хромым». И смеются оба.

Мы больше года готовились к этому событию, работали над памятными подарками. Например, издали книгу с воспоминаниями. В работе над ней нам помогли шотландцы, бывший военно-морской офицер, который прекрасно говорит по-русски, и фотограф. Мы с ними объездили 30 ветеранов, моя роль была небольшая — водитель-координатор (вот почему важно иметь дипломату права), провели с ними интервью, которые легли в основу истории их «Холодное море и горячая дружба».
Олениха Ольга на пути из России в Шотландию
Фото: Музей Северных конвоев в Лох-Ю
Истории там самые удивительные. Например, в Полярном наши люди подарили экипажу одного из конвоев олениху по имени Ольга. Ее погрузили на конвойный корабль и поплыли в Шотландию. Экипаж разделился на два лагеря — тех, кто в условиях пайка хотел просто съесть олениху, и тех, кто хотел держать как питомца. Гуманисты победили, олениха Ольга прибыла в Шотландию. Ее передали в Эдинбургский зоопарк, где она счастливо и прожила свою жизнь. Ветерана, который рассказал нам эту историю, мы тоже позвали на прием на «Британию», но он сказал, что не сможет приехать, потому что его уже не будет. Это был апрель 2016. Мы тогда шутили, что еще вместе попляшем на приеме. И летом мы прислали приглашение, он подтвердил, что придет. А за неделю или две до мероприятия в августе позвонила его дочь и сказала, что он умер. Мы пригласили ее и других родственников, вручили книгу — там была его последняя фотография и эта удивительная история с оленихой. Все были очень растроганы.

Ветераны очень разные. Далеко не каждый человек доживает до таких лет. Уже одно это делает их особенными. Иногда я думаю, что может потом они и живут так долго, чтобы дожить до своего признания.

Второй подарок, который мы дарили, это различные сувениры с тартаном — узором традиционной клетчатой шотландской ткани. В разработке узора нам помогло Шотландское общество тартанов и очень увлекающийся и яркий дизайнер, который провел ряд глубинных разговоров с ветеранами. Он интегрировал их опыт и впечатления и на основе этого предложил тартан, в котором каждая линия, черточка которого несет в себе образ, символ, аллегорию, связанную и с тяжелыми климатическими условиями, и военными действиями, и с Россией, и с Шотландией. Так что есть зарегистрированный тартан Северных конвоев, и мы надеемся, что нам удастся организовать так, чтобы эти тартаны пошли в народ.

Другая часть этого проекта по сохранению памяти о конвоях — это создание общего туристического маршрута, который бы связал и Архангельск, и Мурманск, и памятные места в Шотландии, создание настоящего музея с помощью шотландских энтузиастов. Но здесь предстоит еще много работы, и поверьте, она захватывающая.

Для меня лично участие в таком большом и важном деле — это и ответственность, и честь. Когда мы делились главными переживаниями за год, то вот этот прием, это дело было самым значимым. И не только у меня.


Текст: Алиса Иваницкая
Фото обложки: Greg_Men

Текст:
Алиса Иваницкая


  • Добавить резюме
  • Поиск вакансий
  • Каталог компаний
  • Статьи и советы
  • Вакансии
  • question_answerСлужба поддержки
12+ © Rabota.ru
Соглашение об использовании